Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

07 в шляпе

Чу за жизнь?)

Второй год нет времени сесть и каждому ответить на поздравления лично.
Пашу, пашу, вджобываю, вкалываю)
Огромнейшее, искреннее всем спасибо)
Дай Вам Бог счастья и здоровья, друзья!)

P.S. Но я все-таки постараюсь, хоть и не сегодня...
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
БаязетЪ

Никогда не извиняйся за то, что ты русский!



Жили, живем и будем жить! И жить хорошо! Верю в это! Молюсь за Русь! Без пафоса, без гнева, без зла, с огромной любовью и нежностью! Живи, Русь! Русь - матушка, Русь - девушка, юная и мудрая, хрупкая и могучая! Живи, родная! Живи! Русский народ! Гордись своей страной!
Живи Русь

А в холщовой рубахе с крестом босиком бы ее истоптал....



Не знаю, как жизнь сложится.....все же думаю, что на старости лет уйду в монастырь, за Русь молиться....  Как нередко уходили мои пращуры. Испятнанные боевыми шрамами, но с чистыми душами и огромной любовью ко всему сущему. Мы, казаки, такие. Бабники, циники, похабники, вояки и рубаки. А душа - аж сквозь драные рубахи светит, ярко-ярко.
Арам зам зам

Я не апостол Петр



Когда-то я жутко боялся США. Самое страшное воспоминание моего детства - американский солдат, стреляющий по мирным жителям. Эта картинка из телевизионных новостей запомнилась на всю жизнь. Потом началась Перестройка, обмен детьми, демократия, гласность....я поверил в мир во всем мире. Не в силу молодости и глупости, а потому, что хотел в это поверить.Collapse )

06 Пират мачо))

Жадные черти, себя не помнят...

motivator-42099

Читаю про санкции и вспоминаю Горького:

Челкаш, испуганный, изумленный и озлобленный, сидел на песке, откинувшись назад и упираясь в него руками, сидел, молчал и страшно таращил глаза на парня, уткнувшегося головой в его колени и шептавшего, задыхаясь, свои мольбы. Он оттолкнул его, наконец, вскочил на ноги и, сунув руку в карман, бросил в Гаврилу бумажки.
– На! Жри… – крикнул он, дрожа от возбуждения, острой жалости и ненависти к этому жадному рабу. И, бросив деньги, он почувствовал себя героем.
– Сам я хотел тебе больше дать. Разжалобился вчера я, вспомнил деревню… Подумал: дай помогу парню. Ждал я, что ты сделаешь, попросишь – нет? А ты… Эх, войлок! Нищий!.. Разве из-за денег можно так истязать себя? Дурак! Жадные черти!.. Себя не помнят… За пятак себя продаете!..
– Голубчик!.. Спаси Христос тебя! Ведь это теперь у меня что?.. я теперь… богач!.. – визжал Гаврила в восторге, вздрагивая и пряча деньги за пазуху. – Эх ты, милый!.. Вовек не забуду!.. Никогда!.. И жене и детям закажу – молись!
Челкаш слушал его радостные вопли, смотрел на сиявшее, искаженное восторгом жадности лицо и чувствовал, что он – вор, гуляка, оторванный от всего родного – никогда не будет таким жадным, низким, не помнящим себя. Никогда не станет таким!.. И эта мысль и ощущение, наполняя его сознанием своей свободы, удерживали его около Гаврилы на пустынном морском берегу.
– Осчастливил ты меня! – кричал Гаврила и, схватив руку Челкаша, тыкал ею себе в лицо.
Челкаш молчал и по-волчьи скалил зубы. Гаврила все изливался:
– Ведь я что думал? Едем мы сюда… думаю… хвачу я его – тебя – веслом… рраз!.. денежки – себе, его – в море… тебя-то… а? Кто, мол, его хватится? И найдут, не станут допытываться – как да кто. Не такой, мол, он человек, чтоб из-за него шум подымать!.. Ненужный на земле! Кому за него встать?

В данном случае, Челкаш - это Россия, а Гаврила - Европа. Европа, что за центик американский удавится.... Да и вообще - насрать на санкции. Выжили после Первой Мировой, после Второй Мировой, в 90-е годы. Выживем и сейчас. И отольются врагам слезы наших детей и стариков. Обязательно.